Семейный спор – суд г. Москвы вынес решение об определении порядка общения с ребенком с учетом его мнения

Семейный спор – суд г. Москвы вынес решение об определении порядка общения с ребенком с учетом его мнения

Адвокат Александр Серёгин защитил в суде общей юрисдикции интересы одного из родителей, по вопросу определения порядка общения с ребенком…

Обстоятельства дела достаточно банальны, один родитель, по своим, сугубо субъективным причинам, запретил общаться с ребенком другому родителю. В связи с чем, в суд обратился последний, с иском об определении порядка общения с ребенком.

Дело длилось долгих полгода. Казалось бы, почему долгих? Потому что такие дела достаточно тяжелые, даже для адвокатов. Все-таки семейные дела – это эмоции, какие-то разногласия, напряженная атмосфера. Для судей такие дела тоже, не всегда легки и прозрачны, даже если судья с большим опытом.

Особенности дел об определении порядка общения с ребенком

На протяжении шести судебных заседаний суд собирал все возможные доказательства по делу, выяснял кто какой жизнью живет, да, по такой категории дел суду и всем присутствующим становятся известны разные моменты и аспекты жизни супругов. К сожалению, как правило, если такое дело рассматривается в суде, либо обе стороны, либо одна из сторон, обязательно будут откровенно или не очень лгать, несмотря на присягу говорить правду и ничего кроме правды. Увы, но это в 99% дел банальная практика. Судьи это хорошо знают, и соответственно, выясняют все детали жизни ребенка и родителей, чтобы принять справедливое решение. Зачастую, от решения зависит судьба ребенка.

Мнение ребенка имеет значение

В настоящем деле, вопрос касался ребенка, которому исполнилось 10 лет в период судебного процесса. И судья принял решение провести опрос ребенка в суде с участием психолога. Опрос, в таких случаях, проводит судья, без участия сторон. В итоге, по совокупности собранных доказательств, выступлений обоих родителей в процессе, мнения ребенка, которому исполнилось 10 лет, судья определил порядок общения, предложенный моим доверителем, установив, что родитель, запретивший общение с ребенком второму родителю, неоднократно предоставлял сомнительные и непроверенные сведения в попытках очернить оппонента.

Об этике процесса

Хочется, кстати, отметить и ещё один аспект. В настоящем случае, интересы лица, которое запретило второму родителю общение с ребенком, представлял юрист, без статуса адвоката. И в ходе прений, юрист делал откровенно ложные заявления, которые буквально броско противоречили озвученным судом письменным доказательствам. Злоупотребления юристами без статуса адвоката в судах гораздо выше, чем адвокатами. Как правило коллеги ведут себя более этично и взвешенно, поскольку руководствуются Кодексом адвокатской этики, в свою очередь недобросовестные (подчеркиваю, именно недобросовестные) юристы, словно «чёрные риэлторы», никак не ограничены и не обременены какой-то ответственностью.

Александр Борисович Серёгин, Адвокат:

«- По таким делам, по их завершению, я всегда могу сказать только одно – я рад что это дело завершилось!».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *